Почему нам выгодно возродить популяцию морских выдр?

Ученые провели масштабное исследование каланов и выяснили — реинтродуцировать их в дикую природу может быть очень, очень прибыльно. В северной части Тихого океана (и только там) в море живут пушистые звери, которые целыми днями покачиваются на волнах, ныряют за моллюсками и морскими ежами и играют друг с другом. Это каланы, или морские выдры (Enhydra lutris), которые относятся к семейству куньих.

В XVIII-XIX веках каланов массово истребляли ради шкур с теплым и густым мехом, что привело почти к полному уничтожению популяции. Сейчас их стараются оберегать, но популяция все равно сокращается — Международный Союз Охраны Животных (МСОП) признал этих зверей вымирающим видом.

За последние сто лет благодаря усилиям по сохранению вида каланы вернули себе большую часть исторического ареала вдоль тихоокеанского побережья Северной Америки, однако люди не всегда были этому рады. Проблема заключается в том, что эти проворные хищники конкурируют с рыбаками за моллюсков и морских ежей, которые составляют большую часть рациона этих животных. Рыбаки начали вылавливать моллюсков и ежей тогда, когда выдр в этих водах было меньше, а теперь они жалуются на то, что каланы отбирают у них заработок.

Однако исследование, опубликованное в журнале Science, показывает, что экономические выгоды позитивного влияния выдр на морскую экосистему (включая увеличение популяции рыбы, улавливание углерода и туризм), намного превышает возможные потери коммерческого рыболовства.

Однако и каланы свой хлеб (то есть моллюсков) не просто так едят! Морские ежи, которые являются основой их рациона, в свою очередь питаются водорослями. Если не контролировать популяцию таких «едоков» – океан лишится водорослей, что приведет к необратимым для морской экосистемы последствиям. Так что каланы неусыпно стоят на страже морского здоровья.

Wade Tregaskis / Flickr


Когда морских выдр почти истребили, морские ежи быстро расплодились, выедая целые леса водорослей, в которых запасался углерод, а также жили и питались популяции разных рыб. Однако когда каланы вновь вернулись в родную среду, не все были рады их возвращению. Автор исследования отмечает, что открыто никто не призывает избавляться от каланов, потому что все осведомлены о симпатии к этим дружелюбным зверям, но в «закулисье» нередко можно услышать о них нелестные отзывы; Грегр добавляет, что их даже называли «крысами океана».

Ученые создали модель для сравнения потерь коммерческого промысла на западном побережье острова Ванкувер (Канада) из-за выдр — примерно 7,3 млн канадских долларов в год — с потенциальной выгодой от влияния выдр на прибрежную экосистему и экономику. Реанимированные леса бурых водорослей могут принести 2,2 млн канадских долларов в год за их эффект поглощения углерода; увеличение популяции рыбы, которая живет в густых лесах ламинарии, принесет около 9,4 млн канадских долларов, а ежегодный доход от экотуризма к каланам может составить 41,5 млн канадских долларов. Взятые вместе, экономические выгоды от восстановления популяции каланов в семь раз больше, чем расходы коммерческого рыболовства.

Исследование было сосредоточено только на острове Ванкувер, но авторы ожидают, что результаты будут широко применимы ко всем экосистемам вдоль тихоокеанского побережья, где обитают каланы. Также авторы не учли сторонних факторов вроде изменения климата, пандемии коронавируса и других причин, которые могут «затормозить» развитие экономики благодаря морским выдрам, однако они предлагают рассматривать их научную работу как «трамплин» к созданию всеобъемлющих экономических моделей, которые будут учитывать, как животные влияют на экосистемы.

Таким образом можно будет надеяться на лучшее будущее для обеих сторон — каланов и человечества.

By admin

Все будет хорошо