Патогенетическая терапия

Патогенетическая терапия — комплекс методов и средств воздействия через нейроэндокринную систему в целях нормализации нарушенных функций и направленного управления адаптационными реакциями, механизмами защиты и регенеративно-восстановительными процессами организма. Замена сильных раздражителей, воздействующих на макроорганизм слабыми либо противоположно действующими раздражителями, является основой патогенетической терапии. Она включает прежде всего новокаиновые блокады, внутрисосудистые введения растворов новокаина; применение нейролептиков, гормонов, рефлексотерапии (иглоукалывание, прижигание, электро- и лазеропунктура); медикаментозный сон; тканевую терапию; физиотерапевтические процедуры (массаж, гипо- и гипертермию, световые и электропроцедуры, токв. Бернара, магнитное поле, ультразвук, другие физические факторы); пирогенотерапию, эндокринотерапию и прочие неепецифические средства воздействия на больной организм.

Таким образом, в основе патогенетической терапии лежит антипатогенетический эффект, возникающий в результате воздействия на высокоорганизованный организм слабыми физическими, химическими или биологическими факторами в сочетании с полноценным сбалансированным рационом, соответствующим содержанием и физиологически допустимой эксплуатацией животных.

Новокаиновая терапия. Механизм действия новокаиновой блокады очень сложен и еще недостаточно выяснен. Для понимания механизма новокаиновой блокады целесообразно иметь в виду следующие положения.

1. Соматическая нервная система получает импульсы со всех пунктов области иннервации вегетативных нейронов и их самих. В соответствии с полученной информацией нервные центры воздейЯ ствуют на вегетативную нервную систему.

2. Симпатические нервы имеются во всех органах, иннервирувмых цереброспинальными и парасимпатическими нервами.

3. Каждый внутренний орган и сердечно-сосудистая система находятся под двойной антагонистической иннервацией симпаД тического и парасимпатического отделов вегетативной нервной сив стемы. Этот антагонизм, по утверждению А. И. Акаевского, обуславливает реципрокное торможение. Сущность его сводится к следующему: возникшее в парасимпатикусе торможение приводит к снижению функциональной деятельности соответствующего органа и к возбуждению симпатикуса, в результате чего уменьшающийся просвет кровеносных сосудов и понижается кровоснабжение органа; торможение же симпатикуса усиливает функцию органа и кровообращение в нем.

4. Все процессы, протекающие в организме, находятся под нейроморальным трофическим влиянием, управляющим обменом вешеств и обеспечивающим тканям и органам присущую им структуру и функцию. Трофическое воздействие на ткани и органы оказывает вся нервная система. Однако наиболее ярко оно выражено У симпатического отдела вегетативной нервной системы, которому академик Л. А. Орбели отводил адаптационно-трофическую роль. Под влиянием импульсов этого отдела в тканях происходят физико-химические изменения, которые проявляются в виде таких функциональных свойств, как возбудимость, подвижность, быстрота ответных реакций и т. п.

5. Правильность, адекватность реакции органов и тканей на возбуждение определяются функциональным влиянием симпатического отдела, его реципрокным отношением с парасимпатическим отделом вегетативной нервной системы, а также сопряженным (действующим по принципу прямых и обратных связей) отношением с соматической нервной системой и железами внутренней секреции. При этом импульсивное влияние симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы воздействует на инкреторную функцию желез внутренней секреции, а их гормоны аналогично медиаторам воздействуют на нервную систему и передачу возбуждения с нервов на периферические рабочие органы. Следует учитывать, что функция вегетативной нервной системы, как об этом указывал Л. А. Орбели, постоянно координируется и интегрируется корой головного мозга.

6. Установлено, что сильные и тем более сверхсильные раздражения, воздействующие на какой-либо участок нерва, приводят к парабиозу. Парабиотизированный участок нерва не проводит импульсы, идущие от экстеро- и интерорецепторов к нервным центрам и обратно. В участке же нерва, примыкающем к парабиотизированной его зоне, возбудимость очень высокая. Вследствие этого от возбужденной зоны нерва к нервным центрам идет непрерывный поток сильных раздражений, что приводит к возбуждению, а затем к перераздражению и парабиотическому состоянию отдельных нервных центров и коры головного мозга, в результате чего прекращается трофическое влияние нервных центров на периферию. Это сопровождается ухудшением адаптационно-трофической регуляции периферии и внутренних органов и приводит к развитию нервнодистрофических явлений, в первую очередь в патологическом очаге.

7. Антипарабиотическим действием обладают: новокаин, постоянный ток, анод, двухвалентные катионы щелочноземельных металлов (Са, Ва), адреналин, инфракрасные лучи и др. Антипарабиотические факторы нормализуют проводимость в парабиотизированном нерве, понижая или полностью снимая парабиоз. Однако следует иметь в виду, что и парабиотические факторы слабого Раздражения, такие, как дозированное охлаждение, слабый катодный ток и др., могут также нормализовать функциональное состояние перевозбужденного нерва, отдельных звеньев нервной систем и ее центров.

С лечебной целью широко используют слабые растворы (0,25-Я 0,5%) новокаина, только они обладают антипарабиотнческим эффектом, из них наиболее выраженный эффект наблюдается применения 0,25%-ного раствора новокаина. Кроме антипарабиотческого влияния, растворы новокаина оказывают определении химиотерапевтическое действие. Под влиянием тканевых ферментов и сыворотки крови новокаин гидролизуется, образуя диэтила миноэтанол и парааминобензойную кислоту (ПАБК). Последняя обладая противогистаминным действием, способствует снижением проницаемости сосудов и воспалительной реакции, а диэтиламинЛ этанол, умеренно расширяя сосуды, улучшает кровообращение в зоне патологического очага.
Растворы новокаина высокой концентрации (2% и болееЯ углубляют парабиоз, вызванный патологическим процессом, и поэтому не приводят к лечебному патогенетическому эффекте но зато вызывают глубокую анестезию.

Механизм лечебного влияния новокаиновой блокады. А. В. Вишневский, сводя сущность влияния новокаиновой блокады к замене сильного раздражителя нервной системьЯ слабым, утверждал, что сильные раздражения способствуют ухуД шению трофической иннервации и приводят к явлениям нейродистрофии и преобладанию разрушительного компонента воспалений над регенеративно-восстановительным, что проявляется в виде перергической воспалительной реакции, ухудшающей течение болезни. Замена сильного раздражения нервной системы слабым приводит к нормализации трофической иннервации, уменьшения или полному снижению нейродистрофии. В результате этого в очаг воспаления начинает преобладать регенеративно-восстановительный компонент над разрушительным, и болезнь приобретает благоприятное течение. Это положение А. В. Вишневского остается незыблемым. Накопленные научные и клинические данные лишь уточняют и дополняют его.

Необходимо, однако, учитывать, что терапевтический эффек новокаиновой блокады определяется исходным состоянием соматической и вегетативной нервной системы, т. е. зависит от степени перераздражения (фазы парабиоза). А. В. Вишневский подчеркивал, что при очень тяжелых патологических процессах, сопровождающихся чрезмерно сильным раздражением нервной системь новокаиновая блокада, как добавочное раздражение нервов, моЛ жет дать на периферии отрицательный эффект вплоть до некроза тканей.
Учитывая, что парасимпатикус и симпатикус находятся между собой в реципрокных отношениях, следует иметь в виду, что новокаиновая блокада каждого из них дает физиологически неодинаковый эффект, точно так же, как и новокаиновая блокада рефлексогенных зон, где оба отдела образуют нервные сплетения. В данном случае эффект новокаиновой блокады сможет быть различным в зависимости от функционального преобладания парасимпатикуса или симпатикуса. Поэтому более четкий и дифференцированный эффект можно ожидать от новокаиновой блокады каждого из упомянутых отделов вегетативной нервной системы. Установлено, что новокаиновая блокада отдельных звеньев симпатического отдела вегетативной нервной системы приводит к более выраженному улучшению трофики тканей и усилению регенеративных процессов.

Под влиянием новокаиновой блокады соматических и тем более вегетативных проводящих путей и ганглиев понижается или полностью снимается перераздражение нервных центров, возникшее под влиянием сильных или монотонных, длительно действующих раздражителей, идущих с периферии или внутренних органов. Этот эффект новокаиновой блокады обусловлен прежде всего прекращением потока сильных раздражений в подкорковые центры и кору головного мозга и длительным воздействием новокаина на периферические нервные окончания зоны блокады, а также длительным контактом его с различными отделами центральной нервной системы.

Е. Н. Воротынцева установила на кроликах с помощью меченого новокаина по С14, что после парентеральной новокаиновой блокады или внутривенного введения новокаина он обнаруживается во всех тканях организма и в том числе в промежуточном мозге через 4 ч после введения. Максимальное содержание его в спинном мозге и особенно в коре головного мозга установлено через 48 ч, затем содержание его постепенно снижается. При этом больше всего он задерживается в коре головного мозга — до 72 ч.

Изложенное дает основание считать, что длительное воздействие новокаина на нервные центры и, в частности, кору головного мозга способствует снижению или ликвидации очагов ее возбуждения. На этом фоне улучшается циркуляция крови, внутриклеточный и общий обмен, уменьшается проницаемость капилляров, особенно в зоне патологического очага; активируются фагоцитоз и другие иммунологические реакции; снижаются явления нейродистрофии, нарастают регенеративно-восстановительные процессы; нормализуется функция внутренних органов и улучшается общее состояние.

Особенности лечебного эффекта в зависимости от зоны новокаиновой блокады.

Антипатогенетический эффект по А. В. Вишневскому распространяется на весь организм, так как новокаиновая блокада симпатического и других отделов нервной системы приводит к новым внутрицентральным отношениям и внутринервным связям на периферии. Это признается и в настоящее время. Однако, как показал клинический опыт, наиболее выраженный лечебный эффект наблюдается в тех случаях когда новокаиновой блокаде подвергается та часть соматической или вегетативной нервной системы, в сегментах иннервации располагается патологический очаг; он оказывается лучшим и более постоянным, если новокаиновой блокаде подвергаются соответствующие сегменты симпатикуса, обслуживающие внутренние органы и зону периферии, вовлеченные в патологический процесс. Изложенное обусловлено прежде всего своеобразной метамерной структурой симпатического отдела Вегетативной нервной системы. Так, краниальный шейный симпатический ганглий, получая преганглионарные волокна от первых шести грудных сегментов, посылает постганглионарные симпатические волокна к кровеносным сосудам, обслуживающим голову, а также к сосудам глотки, гортани и трахеи. Именно ПОЭТОМУ новокаиновая блокада краниального симпатического ганглия оказывает прежде всего непосредственное, первичное влияние на сосудистую систему головы и упомянутые органы через постганглионарные нервные волокна. Одновременно с этим возникает вторичный эффект, опосредованный подкорковыми центрами и корой головного мозга под влиянием импульсов, идущих к ним от блокированного ганглия по преганглионарным волокнам и проводящим путям спинного мозга. Этот вторичный эффект центрального происхождения влияет на периферию по принципу всем-всем и в первую очередь на зону пораженного органа, где бы он ни находился. Из этого следует, что опосредованные, трофические и другие эффекторные импульсы одинаково влияют на функцию и трофику всех органов и систем организма в условиях патологического процесса.
В соответствии с изложенным новокаиновая блокада превертебральных и паравертебральных симпатических ганглиев и сплетений оказывает двойное антипатогенетическое воздействие (непосредственное и опосредованное) на патологические очаги, расположенные в зоне их иннервационного влияния, и опосредованное антипатогеническое влияние на функцию всех других органов и патологические очаги, локализованные вне этих зон. Именно поэтому новокаиновая блокада медиального (среднего) шейного симпатического ганглия оказывает более выраженный терапевтический эффект при патологических процессах и области шеи и грудных конечностей, так как его постганглионарные волокна иннервируют кровеносные сосуды этих частей тела. Новокаиновая блокада звездчатого ганглия и последующих трех симпатических ганглиев с симпатическим стволом обеспечивает лучший терапевтический эффект при патологии грудных конечностей, холки и органов грудной полости.

При патологии тонкого отдела кишечника, желудка, печени,селезенки и поджелудочной железы целесообразнее блокировать симпатический ствол и большой чревный нерв , оказывающие непосредственное и опосредованное влияние на патологию названных органов через солнечное сплетение и постганглионарные волокна. При патологии почек и надпочечников лучший терапевтический эффект достигается под влиянием новокаиновой блокады симпатического ствола с малым чревным нервом. При поражении фральной новокаиновой блокаде солнечного и почечного сплетений раствор новокаина воздействует как на симпатические так и вагусные нервные элементы, что приводит к нарушению реципрокных отношений между симпатикусом и вагусом. Имение поэтому не всегда наступают антиспастический и другие эффекты возникающие при блокаде симпатического ствола, большого и малого чревных нервов. В случаях патологии толстого отдела кишечника и мочеполовых органов новокаиновая блокада подчревного нерва и симпатического ствола, последнего грудного и первых двух поясничных нервов окажется наиболее целесообразной, однако выполнение ее не является простым деломЯ Новокаиновая блокада каудального брыжеечного сплетения была бы наиболее эффективной при патологии тазовых конечностей если бы ее можно было легко выполнить у животных.

Установлено (М. М. Аствацатуров и др.), что внутрикожная блокада соответствующей зоны Захарьина — Хеда оказывает нормализующий эффект на функцию внутреннего органа, вовлечённого в патологический процесс. При этом с блокированных кожныяИ рецепторов слабое раздражение передается в дорсальные рога со-Я ответствующего сегмента спинного мозга, где оно переключается с соматических путей нервной системы на вегетативный путь, связывающий блокированную зону Захарьина — Хеда с внутренними органом. В результате этого в последнем возникает эффект, кап при блокаде соответствующего сегмента или ганглия симпатикуса. В зонах Захарьина — Хеда и вне их имеются особо болезненные точки. Воздействие на них как на биологически активные точки иглоукалыванием, введением новокаина, лучом гелий-неонов вого лазера малой энергии можно получить лечебный эффект в сов ответствующем внутреннем органе.

Новокаиновую блокаду целесообразно сочетать с одновременным введением антибиотиков (новокаинантибиотиковая блокада либо добавлять к раствору новокаина собственную кровь больногоЯ (гемоновокаиновая блокада).

Виды новокаиновых блокад. В настоящее время получили широкое применение блокады:

1) экстерорецепторов (кожи, слизистых);

2) интерорецепторов при введении растворов новокаиновая на в анатомические полости (брюшная, грудная, суставы, сухожильные влагалища);

3) соматической нервной системы (рецепторы нервные стволы);

4) симпатического ствола, его ветвей и симпатических ганглиев;

5) нервных сплетений( солнечного, околопочечного и др.) и внутрисосудистые введения новокаина.

Наиболее часто в практике применяют: блокады краниального, днего и звездчатого симпатических ганглиев; паранефральную овокаиновую блокаду по И. Я. Тихонину, М. М. Сенькину и более эффективную эпиплевральную новокаиновую блокаду. При лечении ран целесообразна короткая новокаинантибиотиковая блокада с антибиотиком широкого спектра действия. Сущность ее сводится к введению лекарственных веществ вокруг и под рану. При ранах на конечностях, кроме того, можно сделать циркулярную новокаинантибиотиковую блокаду, инъецируя раствор проксимальнее раны или закрытого гнойно-некротического очага послойно, начиная с кожи до кости.

Медикаментозный сон. В целях охраны коры головного мозга от перераздражения болевой импульсацией, а также снятия возникшего запредельного торможения в ней, нормализации ее функции и улучшения защитно-адаптационных и других процессов организма применяют седативные и нейролептические средства. Наш клинический опыт показывает, что перевозбужденным животным целесообразно внутривенно вводить 10%-ный раствор натрия бромида: мелким животным — 5-10 мл; крупным — 50-100 мл 2 раза в день в течение трех дней, затем тот же препарат вводят в половинной дозе еще 3 дня. С этой же целью рекомендуется применять мединал в сочетании с уретаном (М. А. Усиевич).

В целях предупреждения стрессового состояния и для снятия его у животных в условиях промышленного животноводства подкожно инъецируют аминазин: телятам массой 30 кг перед транспортировкой на 60 км — по 0,5 мг на 1 кг; до 130 км — по 1 мг на 1 кг; после транспортировки — 0,5 мг на 1 кг (А. С. Кашин).

Перед проведением сложных лечебных процедур у возбудимых животных крупного рогатого скота инъецируют под кожу аминазин в дозе 0,5-1 мг на 1 кг, собакам- 1-2,5 мг на 1 кг.

Тканевая терапия. Ткани животных и растений издавна применялись для лечебных целей. М. П. Тушнов разработал и предложил в 1930 г. органотерапевтические препараты-лизаты, содержащие высокомолекулярные продукты гидролиза белков, пептоны, полипептиды, а также аминокислоты, сульфгидрильные кислоты, тистамин, холин, фосфатиды, некоторые гормоны и другие продукты клеточного расщепления. Н. И. Краузе разработал метод стимуляции раневого процесса и борьбы с обширными рубцами путем подсадки кожи и других тканей, консервированных 2%-ным раствором хлорацида.

В. П. Филатов разработал теорию тканевой терапии и предложил использовать консервированные ткани животного и растительного происхождения (1933 г.).
По В. П. Филатову, стимулирующее и лечебное действие консервированных тканей связано с образованием в них особых веществ — биогенных стимуляторов, возникающих в процессе консервирования тканей животного происхождения при низкой температуре, а растительных тканей в условиях темноты. Биогеннь стимуляторы, небелковые вещества; они представлены преимущест венно яблочной, лимонной, молочной, янтарной, карбоновыми кис лотами, а также двумя аминокислотами — аргинином и глютамй новой. В. П. Филатов считает, что стимулирующим действие1 обладает весь комплекс этих веществ. Н. И. Краузе и другие авто ры стимулирующее действие тканевых препаратов связываю} с продуктами распада белков — нуклеопротеидами и гистамнном а также с гиалуроновой кислотой, биокатализаторами, образую, щимися в процессе консервирования тканей.

Установлено, что биогенные стимуляторы возникают и образаются не только в консервированных тканях, но и в организм животных при неблагоприятном воздействии внешней среды, усилен ной мышечной работе, после подкожных инъекций антиретикуляр ной цитотоксической сыворотки по Богомольцу, крови реконвале агентов, облучении ультрафиолетовыми и рентгеновскими лучам и после воздействия красным лучом гелий-неонового лазера ма лой интенсивности, вызывающим в организме животных резонансЯ ный биостимуляционный эффект.

По В. П. Филатову, биостимуляторы, образующиеся в процессе консервирования тканей, воздействуют на нервную систему, ееи вегетативный отдел и опосредованно стимулируют или нормализуя ют обмен веществ и многие функции организма. Л. М. Заблудовский полагает, что биогенные стимуляторы действуют по типе новокаиновой блокады. По Г. Е. Румянцеву, тканевые препарать содержат специфические вещества-биокатализаторы (аутокатали заторы, гистогормоны, гормоны) и специфические вещества, вклю-Я чающиеся в восстановительные процессы. Имеются и другие пред-Я положения. Однако твердо установлено, что подсадка консервиро-И ванных тканей и парентеральное введение тканевых препаратов сопровождаются стимулирующим и нормализующим влиянием наЯ функции животного организма. При этом улучшается трофическаяЯ функция нервной системы, повышается функция тиреоидной ткани,Я надпочечников, поджелудочной железы; увеличивается образовав ние адренокортикотропного гормона, усиливается выделение кортикостероидов; улучшаются секреторная и моторная функцииЯ желудочно-кишечного тракта, газовый, межуточный и фосфорныйЯ обмен; стимулируются функция ретикулоэндотелиальной системьЯ (РЭС) и регенеративные процессы; нормализуются ритм дыханияЛ сердечной деятельности, показатели крови, рН раневого экссудата снижается болевой синдром; повышается титр агглютининов, комплементсвязывающих веществ в специфических сыворотках; восстанавливается или повышается функция ферментов; улучшается общее состояние и аппетит.

С лечебной целью применяют консервированные животные ткав ни: кожу, селезенку, печень, зобную железу, кровь; плаценту, сальв ник, брюшину, роговицу и содержащие значительное количеств(Я гиалуронидазы — стекловидное тело, хрусталик, семенники, руб-Я цовую ткань; растительные ткани — листья алоэ, подорожника, агавы и ДР-

Приготовление тканевых препаратов. Кожу берут у того же больного или у других здоровых животных, соблюдая правила асептики и антисептики. В области шеи выстригают шерстный покоов, протирают кожу йодированным спиртом (1 : 1000) и веретенообразно иссекают ее; на края дефекта накладывают глухие швы и заклеивают коллодием или иным клеем. Паренхиматозные органы берут сразу же после убоя животного. Кожу и взятые ткани разрезают на кусочки размером 10-15 мм2 и складывают в стерильные чашки Петри или банки с притертой пробкой.

Консервирование тканей по В. П. Филатову. Чашки Петри или широкогорлые банки с тканями закрывают марлей или корковой пробкой и ставят в рефрижератор на 6-8 дней при температуре 2-4°. Затем стерилизуют в автоклаве в течение часа при 120°. Простерилизованную ткань используют для подсадки, тщательно соблюдая правила асептики и антисептики. Оставшуюся после употребления консервированную ткань стерилизуют вторично. И. А. Калашник считает, что вторично автоклавированная ткань пригодна для подсадок 2-3 месяца при хранении ее в рефрижераторе при температуре 2-4° при условии хорошо залитых горловин банок и пробок парафином.

Ткани растительного происхождения помещают в конверты из черной бумаги или в стеклянные банки, обернутые черной бумагой, и выдерживают 10-15 дней в темноте при температуре 2-4 . Консервированные растения обмывают изотоническим раствором натрия хлорида, разрезают на куски и также автоклавируют.
Консервирование тканей по Н. И. Краузе. В стеклянные банки с притертой пробкой, наполненные 2%-ным раствором хлорацида, помещают кусочки ткани массой 2,5-20 г и ставят в темное место при комнатной температуре. В первые 3-4 дня раствор хлорацида меняют ежедневно, потом — на шестой день. После семисуточной консервации ткани пригодны для имплантации. Также следует поступать при консервировании тканей 2%-ным хлорамином (М. В. Плахотин, П. Ф. Симбирцев). Консервированную ткань хранят в том же растворе. По данным П. Ф. Симбирцева, она пригодна к употреблению в течение четырех месяцев. За сутки до употребления ткани заменяют раствор хлорацида.

Приготовление тканевых взвесей по В. А. Герману и И. А. Калашнику. Консервированную в рефрижераторе ткань (печень, селезенку, семенники и др.) пропускают через стерильную мясорубку н растирают в стерильной ступке. Полученный фарш разбавляют соотношении 1 : 3 изотоническим раствором поваренной соли, настаивают при комнатной температуре 2 ч, подогревают в водяной бане при 80° в течение 60 мин, фильтруют через два слоя стерильной марли. Фильтрат разливают по 5-10 мл в ампулы, запаивают их и автоклавируют при 120 °С в течение 60 мин. Хранят прохладном темном помещении.

Приготовление кожи для аппликаций. Кожу берут, как описан выше, и консервируют 2%-ным раствором хлорацида 7 дней. Вели чина кожного лоскута должна соответствовать величине раны ил; язвы. После антисептической обработки раны и окружающе кожи консервированную кожу кладут на рану подкожной поверхностью и прибинтовывают. Аппликацию повторяют через каждые 5-7 дней.

Способы тканевой терапии. С лечебной целью чаще применяю подсадку консервированной ткани. В средней трети шеи готовя операционное поле, затем делают местное инфильтрационное обезболивание и разрезают кожу вдоль на протяжении 2-3 см, в разн рез вводят кровоостанавливающий зажим до шарнира и, разводя его бранши, образуют подкожный карман . Остановив обычно небольшое кровотечение временным прижатием зоны кармана вкладывают в него, тщательно соблюдая правила асептики, консервированный кусочек ткани и накладывают на рану 3-4 узловатых шва (рис. 5). Линию шва покрывают коллодийной повязкой. При необходимости подсадку повторяют через 20 дней.

Кроме подсадок, можно под кожу вводить консервированную тканевую кашицу винтовым шприцем или инъецировать экстракты, эмульсии, взвеси тканей животного и растительного происхождения. При лечении ран, язв и ожоговых дефектов применяют аппликацию кожи и других тканей, консервированных хлорацидом или хлорамином. Количество вводимой ткани зависит от вида и массы животного (табл. 1).

И. А. Калашник рекомендует взвеси печени, селезенки и семенников вводить в дозах: крупному рогатому скоту и лошадям-j 0,05-0,07 мл, собакам и свиньям — 0,1-0,2 мл на 1 кг массы животного; телятам — 7-10 мл, овцам — 3-7 мл на инъекцию; введение повторяют через 6-8 дней.

Показания к применению тканей: при длительно не заживающих ранах, язвах, свищах, пролифератах, Рубцовых контрактурах, стриктурах, хронических заболеваниях кожи, невритах, парезах и параличах, открытых гнойно-некротических процессах, при заболеваниях глаз, акушерско-гинекологической патологии и внутренних незаразных болезнях (с целью стимуляции процессов пищеварения и улучшения обмена веществ).

Противопоказания: закрытые гнойно-некротические процессы, сепсис, беременность у крупного рогатого скота начиная
с седьмого месяца.

Лутогемотерапия и гетерогемотерапия являются разновидностью тканевой терапии. Подкожное введение крови стимулирует через нервную систему РЭС, защитно-приспособительные реакции, иммуногенез, кроветворение и другие функции организма.

Показания к применению: фурункулез, дерматиты, экземы, длительно не заживающие раны, язвы, хронические воспалительные процессы, пролифераты, поражения роговицы, сосудистого тракта, а также внутренние и гинекологические заболевания. Герасимович применял кровь лошадей с хорошими результатами при ящуре крупного рогатого скота, вводя им под кожу 200- 300 мл, телятам до года — 80-100 мл. При этом течение болезни приобретало абортивную форму и легче переносилось животными.

Техника применения. Взятую аутокровь или гетерокров: немедленно вводят под кожу или внутримышечно. Рациональне инъецировать кровь, консервированную по В. П. Филатову. Дл; этого в подготовленную стерильную колбу наливают 5%-ны раствор натрия цитрата и на каждые его 10 мл берут 100 MJ крови.
С целью исключения бактериальной загрязненности в кров рекомендуется добавлять пенициллин и стрептомицин из расчет 100 000-250 000 ЕД на одну инъекцию мелким и по 500 000- 800 000 ЕД крупным животным. Затем колбу с цитрированно: кровью ставят в рефрижератор на 3-5 суток. Пи истечении указанного срока кровь вводят больным животным под кожу или внутримышечно, тщательно соблюдая асеп тику и антисептику.

И. А. Калашник предлагает консервировать гетерокровь в течение 24 ч 10%-ным раствором хлорамина в соотношении: 3 части крови и 6 частей раствора. Целесообразно добавлять кровь растворимые сульфаниламиды, не превышая терапевтическую дозу для данного вида животного.

Кровь, введенная под кожу или внутримышечно, вызывает двух фазную реакцию. Первая, отрицательная фаза, длительностью в 24 ч характеризуется уменьшением числа эритроцитов и лейкоцитов, затем наступает положительная фаза, в период которой происходит увеличение количества форменных элементов кровиЯ В целях предупреждения отрицательной фазы необходимо добавлять к аутокрови равный объем 0,25%-ного стерильного раствор новокаина и начинать инъекции с малых объемов, постепенно по-Я вышая их: крупному рогатому скоту и лошадям начальная дозаа 25-30 мл, конечная — 150-200 мл; телятам, жеребятам до год и крупным свиньям соответственно 10-15 и 50-100 мл; мелкими животным и поросятам — 5-10 и 25-60 мл. Гетерогенную кровь следует применять в меньших на одну треть дозах.

Вводить кровь нужно с интервалами в 1-2 дня. Каждую поЯ следующую дозу инъекции увеличивают в 1,5-2 раза; подряд деЯ лают 3-4 инъекции, затем через 5 дней повторяют введение крови но в убывающей дозировке.

Местное применение крови. При длительно не зажиИ вающих ранах, гранулирующих ожоговых и других язвах целесообразно применять гемоповязку. Для этого набирают собственную кровь животного или другого здорового животного в стерильный химический стакан или широкогорлую колбу емкостью 200-I 300 мл. Затем обильно смачивают ею стерильные салфетки, сложенные в 4-5 слоев, и накладывают на рану или язву, очищенную 1 от гноя перекисью водорода или 2%-ным раствором хлорацида /хлорамина). Поверх салфеток кладут слой стерильной ваты и все это укрепляют бинтовой или пращевидной повязкой. Меняют повязку через день. По В. В. Варникову, целесообразно сочетать гемоповязки с коротким новокаиновым блоком, что ускоряет заживление ран и язв.

Применение живых чужеродных лейкоцитов по Г. К. Хрущеву. У здоровых животных берут кровь из вены и дефибринируют ее с помощью стерильных бусинок, заранее насыпанных в стерильный сосуд. После выпадения фибрина жидкую часть крови сливают в стерильную колбу или цилиндр; через 20- 40 мин эритроциты оседают. Сыворотку переливают в другую стерильную посуду. В 1 мм3 полученной таким образом сыворотки содержится 15-25 тыс. живых лейкоцитов.

Показания к применению: гранулирующие раны, язвы, вялые грануляции при ожогах. Вначале проводят тщательный туалет ран и язв, а затем периодически орошают их сывороткой или накладывают стерильные салфетки, обильно пропитанные ею.

Пирогенотерапия — искусственно вызываемое с лечебной целью повышение общей температуры тела пирогенными веществами или созданием условий, вызывающих временное перегревание организма.

С. М. Мабель и П. 3. Будницкая получили из наиболее активных и безопасных пирогенных веществ пирогенал. Благодаря этому пирогенотерапия начала приобретать все большее и большее значение при многих заболеваниях. П. Веселкин и А. Сорокин отмечают, что пирогенал (стандартизированные малоантигенные и нетоксичные липидополисахаридные комплексы из оболочек грамотрицательных бактерий), введенный под кожу или внутримышечно в очень малых дозах, способствует выделению адренокортикотропного и, по-видимому, соматотропного гормонов, стимулирующих энергетический обмен и образование макроэргических соединений в печени, селезенке и других органах. При этом усиливается функциональная деятельность лейкоцитов, РЭС, образуются биологически активные эндогенные пирогены в лейкоцитах, повышается фибринолитическая активность крови. Это резко затормаживает образование глиальных и соединительнотканных рубцов на месте повреждения ткани и, что важнее всего, в нервной ткани. Введенный в вену пирогенал значительно увеличивает проницаемость капилляров и основного вещества соединительной ткани. Стимулирующее его действие на гиалуронидазу может быть обнаружено даже через месяц после однократной инъекции препарата. Пирогенал вызывает разрыхление, а иногда обратное развитие сформировавшихся рубцов и келоидов. В этом особая ценность пирогенотерапии. Задерживая формирование коллагеновых волокон и плотного рубца, препарат заметно способствует регенерации нервных и мышечных волокон при ранениях; оказывается эффективным при лечении значительных кожных Дефектов.

Пирогенал практически не токсичен. Его вводят внутримышечно в дозе 10-15.МИД (минимальные пирогенные дозы на 1 кг массы животного, но не более общей дозы 15 000-20 000.

Повышение общей температуры на 0,5-1° указывает на достаточность дозы. Препарат применяют повторно с интервалом в 2-З дня до снижения температуры (обычно после 2-3 инъекций). Затем увеличивая дозу в 1,5-2 раза, инъекции продолжают до вторичного повышения общей температуры. Так поступают на протяжении курса лечения, обычно продолжающегося при пролиферата и длительно не заживающих ранах 15-25 дней.

При необходимости курс лечения повторяют через 1-2 месяца.

Показания к применению: длительно не заживающие) раны, язвы; послеожоговые келоиды; хронические воспалительные процессы, сопровождающиеся развитием обширных рубцов, контрактур; помутнения роговицы; мышечный, суставной и копытный ревматизм.

0

Автор публикации

0

Все будет хорошо

Комментарии: 147Публикации: 39642Регистрация: 27-02-2009
Добавлено:24 августа 2012 8:39

Рекламные ссылки

Комментировать

Войти с помощью: 
МультиВход

Реклама

Интересный факт

Самый ядовитый паук является бразильский странствующий паук (Phoneutria fera). Пауки рода Phoneutria достигают 17 см в длину.



  • Много качественных вытяжек от разных производителей с гарантией и доставкой
    goldmark.by